Человек https://chelovek.iphras.ru/ ru-RU Человек Предисловие приглашенных редакторов https://chelovek.iphras.ru/article/view/6981 <p>Специальный номер журнала «Человек» посвящен проблеме биотехнологического редактирования человека.</p> Ольга Владимировна Попова Роман Рифатович Белялетдинов Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 7 9 Редактируя человека: от генетизации к новым формам био идентичности https://chelovek.iphras.ru/article/view/6982 <p>Анализируется ряд философских проблем, возникших вследствие появления нового инструмента генной инженерии — CRISPR/Cas9, а также возможной легитимации технологий генетической инженерии в целом. Рассматриваются нетерапевтический контекст использования инструмента CRISPR/Cas9 и в этой связи проблема прав будущих поколений и видовой идентичности человека. На основе идеи «завесы неведения» Дж. Ролза исследуется проблема распределения генетических преимуществ и демонстрируются возможные траектории ее решения. Дается представление о связи генетического улучшения и новых форм биосоциальности и неравенства. Делается вывод о том, что права будущих поколений в конкуренции оппонирующих друг другу этико-философских установок будут проблематизироваться как в рамках защиты установки на природосообразность, так и в контексте защиты генетической модификации человека.</p> Ольга Владимировна Попова Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 10 28 Биокультурная теория и проблема редактирования человека https://chelovek.iphras.ru/article/view/6983 <p>Переход от нерегулятивного понимания природы как данности к регулятивным концепциям развития человека — один из центральных философских и социогуманитарных вопросов развития не только биотехнологий, но и общества в целом. В теории философии биомедицины обсуждение строится как позиционирование различных проблемных подходов, моделируемых с помощью принципов биоэтики и философской этики, с учетом фактического опыта применения и социального восприятия биомедицинских технологий. Статус проблемных подходов задается не только философской этикой, но и готовностью общества принять что-то новое как собственное будущее. В то же время принятие будущего невозможно без укоренения будущего в прошлом — убеждений и ожиданий, легитимирующих будущее. Корреляция таких концепций, как аутентичная автономия Ю. Хабермаса, и экспансия утилитаризма в проблемы редактирования генома человека, конфликт, связанный с вызовами, требующими коллективного морального действия, и ригидность традиционных механизмов морали ведут к поиску такого социобиологического языка, который бы складывался из конкурентно сосуществующих старых, традиционных, и новых, биоинженерных, концепций развития человека. Идея биокультурной теории, как формы связи культуры и биологического основания, связана с работой А. Бьюкенена и Р. Пауэлла, которые предлагают системное определение биокультурной теории как взаимной биологической и культурной трансформации человека. Биокультурная теория нацелена на оформление такого философского горизонта, где тело, не только как физическая реальность, например, органы, но и персональное — осознание собственной биоидентичности, становится открытым и понятным за счет расширения связи биологии и культуры, но вместе с тем и приобретает проблематику, которая становится предметом философии и этики, поскольку теперь человек, осмысливаемый как тело, получает вариативность, уже не связанную исключительно с культурой. Задача статьи — показать, что редактирование человека является не столько традиционно понимаемым риском, сколько трансформацией представления о культурном и биологическом условиях формирования его биоидентичности.</p> Роман Рифатович Белялетдинов Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 29 41 В поисках «генов общества»: что может связывать генетику индивида и структуру социума https://chelovek.iphras.ru/article/view/6984 <p>Технологии редактирования генома делают актуальным вопрос о поиске генетических детерминант, которые могут оказывать воздействие на структуру общества и базовые общественные отношения. В данной работе предлагается искать такие детерминанты в эволюционно древних механизмах группового взаимодействия, а именно в генетической регуляции процессов, определяющих баланс сотрудничества и соперничества. На противодействии этих двух сил, как считается, происходит эволюционное развитие интеллекта у высших приматов и человека. В статье приводятся примеры, показывающие, что такие индивидуальные характеристики, как экстраверсия/интроверсия, измеряемая по методологии «Большой пятерки», — агрессивность, которая сильно перекликается со стремлением/готовностью рисковать, а также уровень интеллекта, — все эти признаки а) в значительной степени влияют на организацию общественных процессов и б) в значительной степени детерминированы генетически. В качестве развития данного подхода поиска социально-значимых генетических детерминант предлагается моделирование генетических изменений социальности, агрессивности и интеллекта на индивидуальном уровне с последующим анализом вызываемых этим социальных изменений.</p> Денис Сергеевич Андреюк Дмитрий Алексеевич Атаманцев Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 42 57 Биохакинг: изменяя себя, переформатировать науку https://chelovek.iphras.ru/article/view/6985 <p>Термин «биохакинг» сегодня используется в двух основных значениях. Во-первых, как разновидность «гаражной науки», представители которой экспериментируют в домашних лабораториях, зачастую самостоятельно собирая необходимое оборудование. Во-вторых, как практики улучшения человека, направленные на повышение качества жизни и борьбу со смертью. В статье мы показываем, как эти два, на первый взгляд, несвязанных аспекта могут быть рассмотрены в их единстве. С этой целью мы обращаемся к концепции постистины Стива Фуллера, которая позволяет рассмотреть биохакинг в контексте более общих процессов демократизации науки и происходящих изменений в системе распределения знания и власти. Прибегая к концептуальным метафорам львов и лис, традиционно используемым для различения двух типов элит, в статье предлагается рассматривать биохакеров как людей, по преимуществу использующих «лисьи стратегии». В отличии от консервативных львов, которые нацелены на поддержание статус-кво, лисы стремятся изменить существующий порядок, ставя под сомнение лежащие в его основе правила игры. На примере сообщества биохакеров, активно взаимодействующих на интернет-площадке reddit.com в разделе, посвященном использованию приборов транскраниальной микрополяризации мозга, мы демонстрируем как идеология «сделай сам» и принцип «заботы о себе» сливаются в одном феномене. Анализ данного кейса позволяет выявить конкретные стратегии, которые используют биохакеры для эрозии границ академической науки, а именно границ между наукой и не-наукой, отдельными научными дисциплинами и «национальными науками». Делается вывод о том, что биохакеров можно рассматривать как философов науки, которые, практикуя «личную науку», создают прецеденты для переосмысления сущности науки как таковой и тех правил, которые лежат в ее основе.&nbsp;</p> Сергей Юрьевич Шевченко Кирилл Алексеевич Петров Ася Алексеевна Филатова Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 58 73 Трансформация идеи самосовершенствования в индустрию Self-improvement https://chelovek.iphras.ru/article/view/6986 <p>Стремление к развитию и личностному росту является одной из глубинных человеческих потребностей, и на протяжении большей части истории человечества это был ключевой этический вопрос. Однако современная ситуация человека, стремящегося к совершенству, совсем иная. Вынужденный жить в остро-конкурентном обществе с постоянно растущими требованиями к эффективности, скорости и улучшению социально востребованных личностных качеств, с одной стороны, и расширению возможностей осуществления радикальных изменений благодаря современным информационным, биомедицинским и психотехнологиям, с другой, он должен не просто приспособиться к постоянно меняющимся условиям, став уравновешенным, эффективным, устойчивым к стрессам, быстрым и решительным, но и полюбить перемены и научиться их оборачивать в свою пользу. Популярность идей личностного роста и самосовершенствования, который мы наблюдаем последние десятилетия, обрела небывалый размах с повсеместным проникновением Интернет-технологий в нашу жизнь, так как Всемирная Сеть с ее ценностями скорости и оптимизации переформатирует не только наше мышление, но и наши эмоции и нашу этику. Человек начинает воспринимать себя — свое тело, эмоции, характер, саму личность, как предмет, который можно преобразовать и улучшить с помощью технологий. Идея психологической самопомощи также все больше технологизируется, и множество новых книг и программ по популярной психологии предлагают рецепты достижения счастья, любви, красоты, здоровья и богатства, обещая быстрые результаты. Сегодня психологическая самопомощь превратилась в индустрию, которая вторгается в эмоциональную, ментальную и духовную жизнь человека, но порой приводит не к обретению, а наоборот — потере человеком себя, а идея Self-Improvement, став товаром, превращается в еще один инструмент манипулирования человеком, заставляет современного человека пребывать в бесконечной изнурительной гонке за совершенством.</p> Фарида Габделхаковна Майленова Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 74 85 Человек и технологии: модели сборки https://chelovek.iphras.ru/article/view/6987 <p>В статье рассматриваются различные подходы к исследованию сопряженности техники и тела как важнейшему аспекту трансформации человека и его телесности за рамками биотехнологии в узком смысле слова. Все рассматриваемые концепции разделены автором на три группы, в первой из которых эта сопряженность представляется как трансформация тела и его функций под воздействием техники («технизация» тела); во второй предлагается реконцептуализация технических артефактов как частей тела, его органов («соматизация» техники); наконец, в третьей обосновывается позиция, в соответствии с которой в эволюции человечества постулируется изначальная интеграция тела и техники как единый ансамбль, или автономная целостность. Сравниваются технико-философские, феноменологические, социологические, антропологические и акторно-сетевые концепции техносоматических синтезов в контексте развития представлений о технике и ее влияния на телесность человека — от ранних работ по философии техники Э. Каппа до новейших феноменологических подходов к концептуализации взаимоотношений техники и человека Б. Стиглера. Признается обоснованность позиции, в соответствии с которой техногенез и поступательное развитие технологий выступают в качестве синонимов процесса сапиентации и продолжающейся эволюции человека, в связи с чем подчеркивается необходимость этической экспертизы всех технических инноваций и трендов как сущностно биотехнологических.</p> Сергей Валерьевич Соколовский Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 86 101 Нейрохакинг как игра со временем: от хроноинженерии к новой хронополитике https://chelovek.iphras.ru/article/view/6988 <p>Тенденция технологического преодоления темпоральных ограничений стала основанием для введения в научный оборот термина «хронохакинг». В рамках настоящей статьи авторы пытаются проследить перспективы хронохакинга в контексте трансформаций биополитики в цифровую эпоху. Вследствие того, что хронополитика становится сетевой, координация людей и технообъектов («нечеловеков») приводит к появлению множественных режимов темпоральности. Новые, цифровые, биополитики формируют медиальный соматический опыт субъективного переживания времени. Сети становятся полигоном экспериментов со временем. Обеспечиваются они в рамках нейроцентристских практик технико-фармакологического воздействия на мозг человека в целях лечения, улучшения и изучения человека, получивших название нейрохакинга. Наиболее распространенными формами нейрохакинга являются практики самомониторинга и самоописания собственной жизнедеятельности с помощью цифровых гаджетов. Формируя исчисляемую телесность, нейрохакинг квантифицирует представления о динамике взаимодействия социальных тел, центрируя их познающим Я. Преодолевая отчуждение, вызванное классической биополитикой, нейрохакинг обеспечивает быструю рутинизацию квантифицирующих приборов, сопряженных/подчиненных с сетями цифровых биополитик, в том числе в формате виртуальной и дополненной реальности. В отличие от классической хронополитики цифровая хронополитика не столько координирует тела, сколько модифицирует субъективную темпоральность, подчиняя ее переживанию дискретного присутствия в цифровых мирах, связанных через инструменты квантификации. Это приводит к тому, что посредством новых биомедицинских технологий временные прыжки как на генном, так и на социетальном уровне рутинизируются благодаря радикализации высокотехнологичного времени в пандемическую эпоху карантина и дистанционной коммуникации. Киберпространства компьютерных игр, отрабатывающие эксперименты по переживанию времени, подкрепленные темпоральными культурными экспериментами, подключенные к тем же устройствам, которые осуществляют ревизию соматической квантификации, обеспечивают плюралистичность субъективных восприятий различных социальных активностей.</p> Наталья Васильевна Гришечкина Софья Владимировна Тихонова Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 102 116 «Культурная аутопсия»: внутреннее тело в визуальном и вербальном пространстве современного западного человека https://chelovek.iphras.ru/article/view/6991 <p>В статье содержится обзор основных трендов, связанных с восприятием внутреннего тела в западной культуре конца ХХ — начала ХХI веков и вызванных его широкой дискурсивизацией в визуальном и вербальном формате.&nbsp; Вплоть до конца ХХ в. внутреннее тело сохраняло статус культурной маргиналии, ассоциируясь с непонятным, иррациональным и нечистым. Постмодернизм с его отчетливой установкой на телоцентризм снял старые концептуальные и дискурсивные ограничения, поместив внутреннее тело на авансцену культуры.&nbsp; До недавнего времени внутреннее тело рассматривалось как часть субъективной реальности индивида, которую полагалось не понимать, а «проживать». Оно определялось преимущественно через отрицание —перечисление качеств, которыми оно не обладает. Важнейшими феноменологическими свойствами внутреннего тела признавались ненаблюдаемость, внесоциальность, неконтролируемость и неверифицируемость. Совокупность этих свойств формировала иррациональный модус восприятия внутренней телесности, заставляя выводить ее в дискурс посредством мифопоэзиса. Данные свойства в значительной степени теряют релевантность с развитием и повсеместным распространением многочисленных технологий, позволяющих визуализировать живое внутреннее тело в режиме реального времени, осуществлять перцептивную репликацию происходящих в нем процессов и контролировать деятельность внутренних органов. В современном мире рассматривать эти технологии как нечто внешнее по отношению к человеку и искусственно привнесенное в его опыт переживания собственной телесности не представляется возможным, поскольку они оказываются важнейшей частью нашего повседневного бытия (П.-П. Вербек). В современной западной культуре объективное знание не противопоставляется более восчувствованному опыту, а образует с ним синтетическое единство. Дополнительным фактором формирования нового типа внутрителесного опыта служит вынужденная погруженность человека в новые дискурсивные практики, когда внутреннее тело оказывается широко представленным в его вербальном и визуальном бытийном пространстве.</p> Александра Викторовна Нагорная Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 117 134 Деторождение: создание или творение? https://chelovek.iphras.ru/article/view/6992 <p>Возможности ассистированной репродукции, усиленные технологией генетического редактирования рассмотрены в контексте демографической тенденции рационализации деторождения, выраженной в формуле «желанный ребенок в желанное время». Использование генетического редактирования эмбрионов иллюстрирует переход от количественных измерений деторождения к выбору «качества» ребенка. Редактирование генома эмбриона представлено как последовательное развитие технологического вторжения в область воспроизводства человека, оно выступает звеном в расширении использования метода преимплантационной генетической диагностики (ПГД) эмбрионов. Если целью ПГД была селекция, то теперь появляется возможность совместить отбор эмбрионов с внесением изменений в генетическую структуру. Участие генетиков в искусственной репродукции повышает эффективность циклов ЭКО и одновременно усиливает технологическое протезирование процесса деторождения. Вслед за расширением предложений в искусственной репродукции появляется возможность не только планировать беременность, но и контролировать до сих пор неподвластные человеку генетические основания, определять характеристики будущего ребенка. Формируется новая антропологическая ситуация смещения или подмены ценностных аспектов деторождения, понимаемого как прокреация, то есть творение человека, репродукцией — созданием, конструированием сначала способности родить ребенка, затем самих детей. В результате происходит трансформация смыслов деторождения, изменяются репродуктивные установки и намерения родителей. Ориентация на «качество» детей в социальном выражении имеет свое продолжение в трансформации семейных связей, в изменении ценностей родства и родительства. Аргументы в дискуссиях о допустимости вмешательства в геном эмбриона отражают противоречия в понимании ценности природных оснований в рождении человека, которые продолжаются в противопоставлении прокреации и репродукции. Таким образом, редактирование генома эмбриона усиливает две тенденции в демографическом поведении: заботу о «качестве» ребенка, что влечет за собой евгенические следствия и конструктивно-технологический тренд в репродукции, угрожающий естественным основаниям прокреации.</p> Татьяна Александровна Сидорова Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 135 149 Телесность и телесные практики в воспитательных проектах предвоенного СССР и нацистской Германии https://chelovek.iphras.ru/article/view/6993 <p>В статье исследуются практики, связанные с телесностью и движением, составлявшие важную часть воспитания подрастающих поколений в СССР и Третьем Рейхе. Сравнительный анализ обоих воспитательных проектов показывает, что советский предоставлял гораздо больше простора школьникам для моделирования своей телесности, чем нацистский. Советские учителя старались направить гиперактивность учащихся в русло внепрограммных занятий в кружках, студиях, секциях, общественной работы, участия в разнообразных конкурсах, соревнованиях, концертах и других мероприятиях, которые позволяли развивать многочисленные интеллектуальные и двигательные умения. Советское воспитание обеспечивало значительный сенсорно-моторный опыт и нервную пластичность, которые в пространстве войны определяли способность молодых призывников к быстрому овладению военными навыками и большей вариативности действий сравнительно с противником. В отличие от советского проекта воспитания нового человека, обращенного к индивидуальности, душе и воле, нацистский основывался на варварской романтизации права сильнейшего и был преимущественно биотехнологическим. Он был изначально нацелен на формирование человека с железной волей в великолепном теле и был враждебен интеллектуализму, способному подорвать убеждения и стремление к власти в юношеской среде. По этой причине главные воспитательные функции были делегированы Гитлерюгенду. Строившаяся на парамилитарной активности (спорт, марши, палаточные лагеря с кострами, участие в партийных праздничных церемониях) работа с детьми Гитлерюгенда обеспечивала однообразную, в основном военную подготовку, которая показала свою недостаточность в условиях тотальной войны.</p> Ирина Владимировна Волкова Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 150 165 Биополитика в роли «Пятого персонажа» в процессе редактирования человечества https://chelovek.iphras.ru/article/view/6994 <p>В конце XIX — начале XX веков под влиянием идей К. Шмитта; Г. Ле Бона, Г. Тарда и З. Фрейда; Р. Челлена; Ф. Гальтона набирают популярность в науке дискурсы политической теологии, психологии масс (социальной психологии), геополитики и евгеники. Каждое из этих течений оказывает колоссальное воздействие на политическую и социальную жизнь первой половины XX века. Политическая теология воздействует на верования, убеждения и идеалы эпохи, психология масс формирует социальные отношения, геополитика — границы и физическое пространство жизни населения, а евгеника претендует на преобразование самой природы человека. Если в соответствии с каноном драматического искусства выделить четыре главных персонажа событий эпохи, то политической теологии следует присвоить статус Героя, психологии масс — Героини, геополитике — Наперсницы, а евгенике — Злодея (в маске спасителя). Ключевым для прояснения исторических коллизий является Пятый персонаж — биополитика — незримый вдохновитель указанных теоретических нарративов, ставших драйверами практик редактирования человека и человечества. На рубеже XX —XXI веков под воздействием биополитики политическая теология трансформируется в биотеологию, психология масс — в биоправо, геополитика — в биокапитализм, а евгеника — в биотехнологию. Совместно эти факторы, выражая биотеологические надежды биовласти, устремляют человечество к утопии вечного мира, основанного на вечных ценностях в состоянии вечного благополучия для вечно живущего человека.</p> Дмитрий Владимирович Попов Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 166 177 Система прав человека перед вызовами биотехнологического совершенствования человеческой природы https://chelovek.iphras.ru/article/view/6995 <p>Открывающиеся возможности превращения биологической эволюции человечества в управляемый технологический процесс — закономерный итог развития антропоцентристской техногенной цивилизации по пути преобразования природы и подчинения ее человеку. Если биологические опасности такого сценария в обозримой перспективе могут быть, по мнению специалистов, снижены до приемлемого уровня, то опасности социального характера, связанные с возможностью раскола человечества на «усовершенствованную» элиту и массы «простолюдинов», будут только нарастать. При этом становится очевидным, что право, являющееся опорным элементом культурной матрицы техногенной цивилизации, несет в себе ее основные риски: право как нормативная форма индивидуальной свободы не способно в должной мере противостоять тем угрозам для всего человечества, которыми чреваты социальные практики либеральной евгеники. Попытка Конвенции Овьедо решить проблему путем введения запрета на редактирование зародышевой линии человека создала предпосылки для дискриминации определенной группы лиц по основанию особенностей их генетического статуса, а также для несоразмерного ограничения свободы научного творчества в данной сфере исследований. Это наглядно продемонстрировало неправовой характер подобного запрета. Стремление завуалировать выход такого типа регулирования за правовые рамки путем включения его в концепцию прав будущих поколений без надлежащей юридизации данного концепта не выдерживает критики.&nbsp;В последнее время в медико-биологическом сообществе наметился отход от идеи безоговорочного запрета наследуемого редактирования генома человека в пользу введения правовых ограничений, учитывающих позиции всех заинтересованных сторон, и контроля за их соблюдением. Особое значение придается организации публичных дискуссий и подготовке общества к принятию ответственного и осознанного решения проблемы. Успешность этой рискованной, но, по-видимому, единственно возможной стратегии, во многом будет зависеть от того социального контекста, в рамках которого она будет реализована.</p> Валентина Викторовна Лапаева Copyright (c) 2021-12-25 2021-12-25 32 6 178 189